ПростоРитмыХиханькиГеоМосткиБрызгиБангкокАвралЛингва ФранкаЧтенияДневники — "Яхта 'Лопе де Вега'"

 

Поцелуй меня по-китайски

Китайская любовь

(Статья для опубликована в мартовском и апрельском номерах журнала Penthouse-Russia)

В Китае все жители китайцы, даже император – и тот китаец. Так начинается сказка Андерсена "Соловей", и сколько бы ни цитировали эту сказку, столько раз с ней и спорят – мол, и китайцы-то не все китайцы (а монголы, уйгуры, дунгане, мяо-яо-лоло и прочие), а сам император тогда был и вовсе маньчжур. Все верно. Настолько верно, что, похоже, все то, что мы в обыденности нашей думаем о Китае, столь же далеко от истины, как милая сказочная фраза Андерсена. И как любая полуправда.
И действительно, что мы, любознательные ко всему, что касается вопросов пола, европейцы знаем о "китайской любви"?
  • У них мужчины не целуют женщин.
  • Для девственников у них есть специальные учебники с картинками, где изображены разные позы.
  • Они не любят тратить сперму, изобрели coitus reservatus, но при этом заполонили весь мир, размножаясь, как… как китайцы!
  • Они бинтовали женщинам ноги и занимались любовью, не снимая с их изуродованных стоп "гамаш".
  • У императоров и высших сановников было по нескольку жен, масса наложниц и вообще целые гаремы.
  • При дворе жило много влиятельных евнухов, которые, несмотря на потерю своего мужского достоинства, отлично справлялись с задачей удовлетворения женских представительниц власти при помощи привязных любовных органов.
  • Во времена династии Цин была такая вдовствующая императрица Цы Си, которая пробилась из наложниц в императрицы исключительно благодаря своим постельным умениям.
Все так и – не так. Как и любые другие обобщения, отягощенные упрощениями, вышеуказанные тезисы демонстрируют только оболочку правды, а китайцы изощренно мстят за подобный схематизм восприятия их интимной жизни старой сказкой – "на западе у мужчин черная сперма". Вот так, по-восточному образно и эффектно.
Дама сверху
Чтобы хоть чуть-чуть приблизиться к интимной истине, надо слезть с обжитого пьедестала вечной уверенности в том, что привычные способы и подходы – и есть единственно правильные, выбраться из зрительского кресла и перестать думать о чужой культуре, как о шоу системы "ой, Вань, гляди, какие клоуны!" Еще надо перестать выдергивать из разных источников разрозненные наблюдения и смешивать их с собственной застарелой ксенофобией. Надо немного отрешиться от уже устаревшего образа миллионов китайцев-маоистов в синих френчах, запускающих спутник путем коллективного натягивания большой рогатки и вырабатывающих электричество, массово съезжая по большому эбонитовому желобу в шерстяных штанишках. Надо вспомнить, что культура Срединной Империи по непрерывности и нерушимости традиции может сравниться только с индийской культурой, начиная с тех незапамятных времен, когда, как в свое время выразился Вольтер, "наши предки еще бегали шайками по Арденнским лесам", а в Китае уже существовала развитая государственность, подкрепленная письменностью и богатейшими философскими традициями.
Надо заставить себя и попытаться посмотреть на безусловно интересный и пикантный предмет в комплексе, ибо иначе ни пользы никакой не будет, ни понимания – сплошная невыносимая легкость бытия. Так вот, если мы слегка отлетим от земли в районе двух великих рек (Хуанхэ и Янцзы) и одной Великой стены по направлению к традиционно обожествляемым в Китае небесам, мы увидим воочию то, что было задумано при сотворении Поднебесной.
Наездники
Космическая гармония – ключ к понятию того идеала, к которому во всем стремилась Поднебесная, ее правители и народ. Единство и взаимопроникновение, постоянное взаимодействие мужского (Ян) и женского (Инь) начал – поддерживает китайское Небо и питает их землю оплодотворяющими дождями. Удивительно ли, что именно от Неба (Тянь) традиционный император получает тот самый "мандат на правление" (тяньмин), который позволяет ему осуществлять свои отцовские функции по отношению к народу? Император не только ритуально и символически вспахивает и засевает поле, не только осуществляет контакт с конфуцианским Небом, он и в остальной своей жизни – не кто иной, как Дракон.
Почитание дракона (змея), конечно же, связано с древнейшими фаллическими культами. Дракон олицетворял владыку земли и воды, прародителя всех людей и, прежде всего самих правителей Поднебесной. От воспроизводящей силы дракона, как и от мужской силы императора, зависели плодородие почвы, урожаи и размножение скота. Недаром дракон искони являлся в Китае сакральным императорским символом, и его изображения часто можно было встретить в убранстве дворцов и орнаментовке одежды правителей страны.
Военную силу также олицетворял дракон, а символом военной власти считался волшебный меч, который получил от дракона первый император. Для того чтобы проследить цепочку ключевых понятий дракон – меч – фаллос, не надо быть доктором Фрейдом. В определенном смысле меч, как инструмент активного, чисто мужского воздействия на окружающую действительность, символизировал фаллос дракона. Поэтому только естественно, что на клинках и ножнах китайских и японских мечей часто имелись изображения дракона, покровителя боевых (и не только боевых) мужских искусств.
Вышли двое погулять
Говоря далее о символике взаимоотношения полов, мы не сможем избегнуть традиционного для Китая сравнения мужского (драконьего, янского) начала с огнем, а женского (фениксового, иньского) – с водой. Мужчина – огонь, женщина – вода. Суть интересующего нас физического аспекта китайской любви заключается не в том, что вода просто не должна затушить огонь, а в том, что огонь должен разогреть воду и довести ее до кипения. Широко известная на Западе китайская легенда о Сунь Укуне, царе обезьян, позволит нам вспомнить, как последний решил получить от Великого Дракона, живущего на дне моря, оружие, которое могло бы покорить весь мир. И опять огнедышащий Дракон связан с водой, потому что Вселенский Даритель Жизни символизирует активное мужское начало, а вода – женское. От проникновения горячего луча Вселенной в холодные воды еще безжизненной планеты и смогла зародиться жизнь.
У Синь, учитель "Дао любви" времен древней династии Хань (200 г. до н.э. – 219 г. н.э.), заметил по этому поводу: "Мужчина принадлежит Ян. Особенность Ян в том, что он легко возбуждается, но он и легко отступает. Женщина принадлежит Инь. Особенность Инь в том, что ее трудно возбудить, но столь же трудно насытить". Ни одна из рукописей о любви, написанных во времена династии Хань, не дошла до наших дней, но великий алхимик IV в. Бао Пуцзы (Го Хун) писал: "Сюань Ню и Сю Ню (две советницы ханьского императора Чжан-ди) в древние времена сравнивали общение мужчины и женщины с огнем и водой. И вода и огонь убивают, но могут и давать жизнь. Все зависит от того, действительно ли мы знаем Дао любви. Если мужчина знает Дао, то чем больше у него женщин для занятий любовью, тем лучше для его здоровья. Но если он не знает Дао, то хватит и одной женщины, чтобы приблизить его к могиле".
Один мальчик и две девочки
Если подольше повариться в атмосфере покоя, вселенской взаимосвязанности и гармонии, характерной для золотой эпохи китайской философии, выведшей существование природы и людей из совершенного взаимодействия Инь и Ян, станет понятно, почему большинству восточных цивилизаций чуждо типичное для христианства противопоставление "чистой" духовной любви и "грязной" чувственности. Как может быть грязным то, что движет жизнь? И как это главное движущее может быть не описано в подробностях, вариациях и различных полезных комбинациях, если дело происходит в Китае?
И верно: китайцы, оставившие миру самое большое количество произведений письменной литературы, ко всему подходили последовательно и энциклопедически. Если в стране с незапамятных времен писались трактаты по военному делу и регулированию водоснабжения, своды законов и установлений о соли и чае, функционировали палаты астрономии, церемоний и сношений с варварами и была регламентирована практически каждая сторона жизни… Если традиционный китайский медик мог поставить диагноз больному из-за занавески, руководствуясь при этом только пульсом пациента (настолько точно были известны ему все возможные отклонения от нормы и настолько тонко понималась взаимосвязь всех органов в организме) то было бы странно, если бы столь важная сторона жизни, как физическая любовь, осталась не классифицированной и не разложенной по полочкам. При упоминании о позах, прикосновениях и толчках читателю обычно первым делом вспоминается "Кама-сутра"? И зря! Китайские даосы, знаменитые в Европе своими поисками таких извечно притягательных вещей, как достижение бессмертия через создание его эликсира из киновари в смеси с другими веществами, попутно выяснили, что последнего можно достичь, практикуя гармоническую половую жизнь. И разъяли ее, как труп. То есть, расписали досконально, как надо любить женщину, чтобы максимально воспользоваться ее женским началом Инь и не потратить при этом свое мужское начало Ян. Да-да. Речь идет именно о том, о чем сейчас тоже известна некая полуправда – о технологии сохранения спермы.
Веселое a-trois
Говоря о даосском пути (Дао) к бессмертию (да простится мне этот каламбур), отметим, что наработки по "искусству внутренних покоев" (фан чжун чжи шу), или "искусству [сил] Инь-Ян" (Инь Ян чжи шу) являются прерогативой именно этого учения (не конфуцианства и не буддизма). Есть мнение, что даже тантрический буддизм черпал свои многообразные "безобразия" из неисчерпаемого даосского источника. Для нашей темы полезно будет заметить, что хотя даосы стремились достичь бессмертия сами, путь к этому лежал для них через удовлетворение женщины – идея, угнездившаяся в широком массовом сознании Запада чуть ли не после победы "сексуальной революции".
Женщина вообще с самого начала играла важную роль в философии любви. Были известны женщины – учителя Дао любви и советники императора по вопросам эроса. Значение женщины в любви было принижено гораздо позже, по мере все большего отхода общества и государства от древних идеалов. В даосских текстах выделяются уже упоминавшиеся выше диалоги императора Чжан-ди (I в. н.э.) и его советницы Су Ню, язык диалогов прост, образен и нагляден. Так, "фаллос" в их устах становится "нефритовым стволом" (юйхэном), а женские органы – "нефритовыми воротами" (юймэнь).
Можно и стоя
И, тем не менее, читателю диалогов может порой показаться, что женщина – худший враг мужчины. Когда Су Ню отмечает, что мужчина должен беречь свое цзин, говоря о женщине, она использует слово "враг": "Когда мужчина сталкивается с врагом, он должен смотреть на него, как на черепицу или камень, а себя считать столь же драгоценным, как золото или нефрит. Как только он почувствует, что теряет контроль над своим цзин (семенем, семяизвержением), он должен тотчас извлечь юйхэн. Заниматься любовью с женщиной – то же самое, что ездить на галопирующей лошади с гнилыми поводьями. Это столь же опасное занятие, как строить стену на краю глубокой ямы, наполненной шипами. Если мужчина умеет сохранить свой цзин, то он в полной безопасности с женщиной".
При более внимательном рассмотрении, оказывается, что пафос обличения Су Ню направлен не на ее сестер по полу, а на неразумных мужчин, не умеющих беречь свой драгоценный цзин. Остановимся же на теории и практике "цзиносбережения" чуть подробнее.
Итак, семя мужчины является одной из важнейших жизненных сущностей и не должно расточаться неконтролируемо. Например, один из самых выдающихся даосских алхимиков и врачей за всю историю Китая Сунь Сымо (Сымяо) в своем сочинении "Важнейшие предписания из алхимической практики" ("Дань цзин яо цзюэ") писал: "Если мужчина расточает свое семя, он будет испытывать слабость, и если он беззаботно исчерпает свое семя, он умрет". Радикальное замечание. Может, не надо доверять экспертизе этого Суня?..
А можно и так
А ведь о серьезности его познаний свидетельствует не только создание нескольких рецептурных сборников. Сунь был классическим даосским мудрецом и отшельником. Впервые он поднялся на гору Дайбайшань в начале VII в. н.э. и провел на ней большую часть своей жизни, собирая травы, доводя до совершенства свои познания в медицине и практикуя Дао. Несколько императоров предлагали ему заманчивые посты при дворе, но Сунь предпочел сконцентрироваться на спиритуальной и медицинской практике. Он отвечал посланцам двора, что врач должен быть готов целить любого вне зависимости от статуса и отношений. Простые люди так уважали его, что прозвали Яо Ваном – Князем (королем) медицины. Сунь Сымо до сих пор почитается как один из величайших врачей Поднебесной и ее первый диетолог. Он детально описал методы применения таких эффективных средств, как ртутная мазь, эфедрин (при астме), впервые изложил клинику и лечение сахарного диабета, бери-бери, куриной слепоты. Эксперименты с травами привели его к использованию водорослей (морской капусты) и вытяжки из оленьих рогов для лечения зоба, бычьей и овечьей печени при лечении куриной слепоты, абрикосов, отрубей и перца при борьбе с бери-бери. Некоторые полагают, что Сунь Сымо разработал даже прививку оспы, объяснил возникновение туберкулеза зарождением крошечных существ, пожирающих легкие, а также разделил опухоли на пять типов и разработал лечение каждого из них.
По легенде, Сунь Сымо прожил 101 год (590-692 гг., более верные даты – 581-673 гг). Судя по долголетию, он обладал широкими знаниями не только в области теории Дао любви, но и успешно использовал этот подход на практике. Так вот, Сунь считал, что если мужчина может сто раз провести половой акт не эякулируя, он проживет долгую жизнь. В соответствии с его теорией, когда цзин (сущность или семя) мужчины станет иссякать, мужчина начнет болеть, а с исчезновением семени – умрет.
Догонит - не догонит?
Но так как вовсе не разряжаться нельзя, великий практик предлагает свои эякуляторные критерии: "Мужчина двадцати лет может спускать раз в восемь дней. Мужчина сорока лет может спускать каждые десять дней. Мужчина пятидесяти лет может спускать каждые двадцать дней. Мужчина шестидесяти лет не должен более спускать. Если он исключительно крепок и здоров, он может позволить себе одну эякуляцию в месяц".
Однако держать при себе свою сперму постоянно тоже нехорошо (учитывая, что мастурбация китайцами никогда не одобрялась) – такой мужчина "будет страдать от болезненного спаривания с призраками".
Даосы полагали, что никто не способен пополнять свои запасы семени до бесконечности, а современные поклонники этой теории любят сравнивать эякуляцию со сдачей крови, утверждая, что физиологически эти два процесса вполне сходны. В книге "Принципы долголетия", написанной в седьмом веке, предложен критерий для регулирования частоты эякуляции: "Весной мужчина может позволить себе эякулировать раз в три дня. Летом и осенью – дважды в месяц. Холодной зимой мы должны беречь себя и не эякулировать вовсе. Путь небес – накопления Ян-сущности в течение зимы. Следуя этому критерию, мужчина обретет долголетие".
***атые качели - летят, летят, летят!
А в "Тайных предписаниях для нефритовых покоев" ("Юй фан би цзюэ") император и его "научный консультант" Су Ню произносят диалог по этому поводу:
"Хуан-ди сказал: "Хотел бы все узнать о совокуплении без семяизвержения. Какая в нем польза?"
Чистая Дева ответила: "Один раз совокупиться без семяизвержения – сила пневмы (ци – энергии дыхания) укрепится. Два раза совокупиться без семяизвержения – слух и зрение станут острыми и чуткими. Три раза совокупиться без семяизвержения – все болезни исчезнут. Четыре раза совокупиться без семяизвержения – все пять духов пребудут в покое. Пять раз совокупиться без семяизвержения – кровеносные вены надолго станут хорошо наполненными. Шесть раз совокупиться без семяизвержения – поясница и спина будут крепкими и сильными. Семь раз совокупиться без семяизвержения – крестец и бедра нальются силой. Восемь раз совокупиться без семяизвержения – тело начнет испускать сияние. Девять раз совокупиться без семяизвержения – предопределенность к долголетия не будет утрачена. Десять раз совокупиться без семяизвержения – будет достигнуто проникновение в божественный разум". (Перевод Е. Торчинова).
Подразумевалось, что никто не должен позволять себе становится рабом определенной частоты эякуляции и жестко придерживаться только ее, ведь частота во многом зависит от внешних факторов. Если мужчина в течение недели должен особенно много работать, он будет меньше способен к эякуляции. Если он расслабился на досуге, он может захотеть большего числа эякуляций.
Ну, как бы. Вот
Возникает естественный для любого западного мужчины вопрос: "А как же мой оргазм?" В постепенно становящейся популярной книге Чжань Чжунланя "Описание китайской философии Дао любви" уделено огромное внимание даосской теории задержки и расчета количества эякуляций. И несмотря на то, что эта практика пока точно не подтверждена данными медицинских исследований, многие мужчины уже увидели в ней свой путь к здоровью, бессмертию и сексуальному счастью.
Что же остается женщине? О, ей (при условии, что она не будет цепляться за идею эякуляции, как за штамп, подтверждающий успешность совершенного акта) остается очень много! Гораздо больше, чем раньше. Она сможет радоваться многократно увеличивающейся длительности и чувственности любовного акта (потому что китайцы подчеркивают нераздельность любви и секса, без которых секс становится вульгарной мастурбацией с помощью женщины, которую подобный подход должен совершенно обоснованно оскорблять). Она будет с увлечением овладевать со своей стороны техниками "мягкого ввода" и "зажима", чтобы помочь обучающемуся мужчине оттягивать время эякуляции и, наконец, вовсе обходиться без нее. В Интернете можно найти массу спекуляций на эту тему, выполненных с разной степенью убедительности, например, здесь, если вы читаете по-английски, вам расскажут про то, как с каждой эякуляцией вы расходуете спинно-мозговую жидкость, призовут сказать подобному подходу "нет" и передать эту весть по цепочке друзьям.
Вот, что пишет Чжань Чжунлань: "Обосновано ли Дао с точки зрения медицины, и можно ли это доказать? Работа седьмого века, написанная великим светилом медицины Сунь Сымо, "Бесценное средство", никогда не подвергалась сомнению, а наоборот, совсем недавно, в 1965 году, была переиздана в Китае, и Сунь ныне высоко там почитаем. /…/ Но мы не можем полностью положиться на работу, впервые опубликованную 1200 лет назад. Исследования Мастерс и Джонсона, проведенные в течение последних 20 лет, подтвердили многие из основ теории Дао, и их работа принята многими терапевтами во многих клиниках мира. /…/ …Известный врач второго века Гален сказал: "После сношения грустны все животные, кроме женщин и петухов". С точки зрения даосского врача эта фраза была бы недалека от истины, если бы слово "сношение" было заменено на слово "эякуляция".
Поглядим в лицо друг другу
Автор книги полагает, что чем пичкать организм искусственными стероидами, лучше не тратить естественные. Ведь, по его мнению, наши тела вполне способны производить большое количество естественных химических веществ, необходимых организму для здоровья и долголетия. Как выясняется, не только продолжительные занятия любовью помогают мужчинам производить большее количество тестостерона. Еще в 1974 г. в мюнхенском институте психиатрии имени Макса Планка эндокринолог Карл Пирк, психиатр Ген Кокот и доктор медицины психолог Франк Дитман провели исследование, по результатам которого обнаружилось, что одна лишь "визуальная стимуляция" без эякуляции или соития способна заметно увеличить содержание тестостерона в крови. В качестве подобной визуальной стимуляции может выступить, например, порнофильм продолжительностью в полчаса с показом женского белья, раздевания, половой игры и сношения в разных позах. Просмотр такого "симулянта" заметно увеличил уровень тестостерона у 6 из 8 мужчин в возрасте от 21 до 34 лет. Вот, собственно, и подтверждается идея древних даосов, что любая форма эротической стимуляции между мужчиной и женщиной, типа поцелуев и поглаживаний, полезна для обоюдного их инь-янского здоровья, а эякуляция необходима вовсе не всегда.
В общем, не будучи в состоянии предложить какое-нибудь одно понятие вместо обожествленного западом понятия "оргазм", китайцы объясняют: эякуляция – особенно неконтролируемая – не самый экстатический момент для мужчины. Зная это, мужчина способен открыть многие другие более приятные радости секса. "Из всех методов фан чжун чжи шу важнейшим является способ "возвращения семени для питания мозга" (хуань цзин бу нао), заключающийся в предотвращении эякуляции в сочетании с интенсивным оргазмом" – пишет российский ученый Евгений Торчинов, но и он тоже не описывает симптомы даосского оргазма.
Однако как бы ни была важна эта стержневая тема для понимания китайской любви, на время оставим ее и обратимся от медицины к любовной технике, хотя китайцы не устают снова и снова повторять, что техника без чувств – ничто. Захотим ли мы спорить с ними при помощи аргумента, что чувства, не подкрепленные техникой, долго не протянут, а то и приведут к болезням?..
Для даосов сношение подобно производству электричества. Без соответствующего трения не получить искры. Тут мы вступаем в неведомую западному читателю область знаний – во введение в науку о "тысяче любовных толчков", которые необходимы для полного удовлетворения женщины. В Китае всегда любили числа кратные тысяче, и не следует понимать эту "любовную тысячу" слишком буквально, тем более что такое упражнение может показаться неподготовленному мужчине скорее тяжкой барщиной, а не сексуальным удовольствием. Самые сексуальные отшельники в мире – даосы, напротив, полагают, что для тех, кто погрузился в Дао любви, это не тяжкая каторга, а напротив, пролонгированное наслаждение, которому можно легко отдаться на полчаса или на 1000 секунд, причем в достаточно медленном ритме. Мужчина получит особенное удовольствие от знания, что он может до такой степени увеличить удовольствие своей партнерши. Одно это сознание придаст ему больше уверенности в себе, чем несколько бурных и скоропалительных традиционных актов.
Говоря о вариациях в стиле и глубине толчков, нельзя не обратиться к авторитету лучшего учителя Дао любви, врача седьмого века Ли Тунсяня. Его книга "Тунь Суань Цзы" в большой степени посвящена технике толчков. Из шестнадцати глав семь описывают толчки нефритового стержня. Лу дает восемь общих советов начинающим, решившим встать на правильный путь:
  1. Советую начинающему не слишком возбуждаться и не быть чрезмерно страстным.
  2. Новичок должен начинать с женщины, которая не слишком привлекательна и чьи нефритовые ворота не слишком тесны. С такой женщиной ему легче научиться управлять собой. Если она не слишком прекрасна, он не потеряет голову, а если ее нефритовые ворота не слишком тесны, он не слишком возбудится. Он подкрался незаметно
  3. Начинающий должен научиться входить мягко и выходить с силой.
  4. Он должен сначала испробовать метод трех мелких и одного глубокого толчка, и произвести восемьдесят один толчок за один вход.
  5. Если он почувствует, что слегка возбужден, он должен немедленно прервать толчковые движения и вытащить свой нефритовый пик до того уровня, когда внутри нефритовых ворот останется около одного дюйма или еще меньше (метод торможения). Он должен успокоиться, а затем возобновить толчки тем же методом трех мелких и одного глубокого.
  6. Затем он должен попробовать метод пяти мелких и одного глубокого толчка.
  7. Наконец, он должен попробовать сделать девять мелких и один глубокий толчок.
  8. Научившись контролировать эякуляцию, мы должны избегать нетерпения.
Пункт 7 – (девять мелких толчков и один глубокий), по-видимому, – метод, предпочитавшийся самими даосскими учителями и одинаково популярный у женщин всех возрастов. С точки зрения Дао это наилучшая комбинация, и пара получает максимальную пользу.
Любителям же восточных красот и "экзотики" мы можем предложить подробный список поз, которые учитель Ли Тунсюань описал наряду с любовными толчками. Он выделяет из всего многообразия четыре главных типа:
  1. Тесный союз;
  2. Рог единорога;
  3. Интимная привязанность;
  4. Луна-рыба,
а потом разбивает их на великое множество подвидов:
  1. Шелковичный червь, запрядающийся в кокон (вариант первой позы). Женщина обеими руками обнимает шею мужчины и сплетает ноги на его спине.
  2. Вращающийся дракон (вариант первой позы). Мужчина левой рукой закидывает ноги женщины за ее груди. Правой рукой он помогает своему нефритовому стволу войти в нефритовые ворота.
  3. Две рыбы рядом (вариант третьей позы). Лицом к лицу с женщиной в глубоком поцелуе мужчина одной рукой поддерживает ее ноги.
  4. Любящие ласточки (вариант первой позы). Мужчина плоско на нижней части ее живота. Он держит ее за шею, а она охватывает его талию.
  5. Соединенные пегие зимородки (вариант первой позы). Женщина лежит навзничь и расслабила ноги. Мужчина стоит на коленях и держит ее за талию.
  6. Сплелись мандариновые утки (вариант четвертой позы). Женщина лежит на боку, изгибая ноги так, чтобы мужчина мог войти со спины.
  7. Летящие бабочки (вариант второй позы).
  8. Пара летящих уток (вариант первой позы). Женщина скрестила ноги, оплетая мужчину. Оба двумя руками держат друг друга за талию.
  9. Карликовая сосна (вариант первой позы). Женщина скрестила ноги, оплетая мужчину. Оба двумя руками держат друг друга за талию.
  10. Бамбуковые палки у алтаря (особый вариант). Мужчина и женщина стоят лицом к лицу, обнимаясь и целуясь.
  11. Конец двух фениксов (вариант первой позы, но с поворотом; он мог бы быть также вариантом второй позы).
  12. Феникс держит своего птенца (поза особенно подходит для пары, состоящей из большой, крупной женщины и маленького мужчины).
  13. Летящие чайки (вариант первой позы). Мужчина стоит у постели и придерживает ноги женщины, входя в нее.
  14. Скачущие дикие лошади (вариант первой позы). Ее ноги на его плечах. Он может глубоко войти в нее.
  15. Галопирующий конь (вариант первой позы). Женщина лежит навзничь, а мужчина сидит на корточках. Его левая рука держит ее за шею, а правая обнимает ее ноги.
  16. Копыта лошади (вариант первой позы). Она лежит навзничь. Он кладет одну из ее ног на свое плечо, другая нога покачивается естественно.
  17. Летящий белый тигр (вариант четвертой позы). Женщина стоит на коленях, лицо ее на постели. Он стоит позади на коленях и обеими руками держит ее за талию.
  18. Темная цикада цепляется за ветку (вариант четвертой позы). Она лежит на животе, вытянув ноги. Он держит ее плечи и входит в нее сзади.
  19. Коза смотрит на дерево (вариант четвертой позы). Мужчина сидит на стуле. Женщина сидит на нем спиной к его лицу, тогда как он держит ее за талию.
  20. Дикие птицы (вариант первой позы).
  21. Феникс порхает в красной пещере (вариант первой позы). Она лежит навзничь и руками держит свои ноги поднятыми вверх.
  22. Громадная птица парит над темным морем (вариант первой позы). Мужчина держит ее ноги на своих предплечьях, а руками держит ее за талию.
  23. Поющая обезьяна держится за дерево (вариант второй позы). Мужчина сидит как будто на стуле. Женщина на манер верховой езды сидит на его колене лицом к нему, держась за него обеими руками. Он поддерживает ее одной рукой за ягодицы, а другая его рука на постели.
  24. Кошка и мышь делят норку (вариант второй позы). Мужчина лежит на спине и расслабил ноги. Женщина тесно лежит на нем. Его нефритовый столб достигает глубокого проникновения.
  25. Осел в последнем прыжке (вариант четвертой позы). Она опирается на ноги и руки, выгнувшись вверх. Он стоит позади нее, держа ее за талию.
  26. Осенняя собака (вариант не принадлежит ни одной из поз). Мужчина и женщина спиной к спине, поддерживая себя на руках и поддерживая друг друга ягодицами. Мужчина опускает голову и, подняв руку, вводит свой нефритовый столб в ее нефритовые ворота.
Ну, и следуя нашему обратному порядку рассуждений (в конце концов, речь о традиционном Китае, где и писали-то слева направо, сверху вниз!), давайте теперь поговорим о том, с чего на Западе начинается чувственная любовь – о поцелуях. Нетрудно понять, откуда взялось мнение, что китайцы не целуются. Бытует некое странное наблюдение, что вместо "взаимного ротового контакта /у китайцев/ имеется носовой контакт посредством деликатного вдыхания". (Ван Дер Вельде). Да, у китайцев отсутствует такое понятие, как "социальный поцелуй" – будь то традиционный русский троекратный, партийно-правительственный прямо в губы или во французском стиле – когда контактируют щеки, а чмокание приходится в воздух. В Китае раньше было принято деликатно нюхать своих малышей: они всерьез заботились о том, чтобы маленькие дети имели свой собственный аромат. Безусловно, традиции публичных любовных поцелуев в Китае не существовало вовсе. И тем не менее, древние китайцы считали эротические поцелуи очень серьезным делом и неотъемлемой частью полового общения. Недопонимание о "нецелуемости" китайцев полностью развеивается, как только мы знакомимся с подробным рассмотрением эротических и страстных поцелуев в исследовании "Возлияние трех вершин" учителя Дао любви У Сыня. По его наблюдениям, эти иньские вершины производят эссенции, которые очень важны для гармонии Инь, Ян и всей метафизической структуры даосизма.
  1. Высочайшая вершина называется "Вершина красного лотоса" (губы). Ее излияние, "Нефритовая струя", течет из двух отверстий под языком женщины. Когда мужчина лижет его своим языком, она устремляется из своего бассейна. При рассмотрении она прозрачна и очень полезна для мужчины.
  2. Вторая называется "Две вершины" (груди). Ее излияние "Белый снег" идет из сосков женщины. Она белая по цвету, а на вкус сладкая. Пить ее не только полезно для мужчины, но даже это более полезно для женщины. Это улучшает ее кровообращение, регулирует ее периоды. Это расслабит ее тело и душу, чтобы сделать ее счастливой и свободной. Это повлияет также на производство жидкости в ее "Цветочном бассейне" (рот) и в ее "Темных воротах" (наружные органы). Из трех излияний это самое лучшее. Если женщина не рожала и не производит молока, эффект может быть даже лучше.
  3. Самая нижняя называется "Вершина розового гриба" или "Пещера белого тигра" или "Темные ворота" (наружные органы). Ее излияния "Лунный цветок" находится в сохранности во "Дворце Инь" (матка). Эта жидкость обладает хорошими смазывающими свойствами. Но ворота "Дворца Инь" закрыты почти всегда. Они открываются только тогда, когда женщина сильно удовлетворена, то есть лицо ее становится красным, а голос шепчущим. Тогда происходит излияние. В это время его нефритовый столб должен отступить на дюйм примерно, но продолжать толчки, и в то же время нужно целовать ее рот и пить из ее сосков. Вот то, что мы называем "излияниями трех вершин". Тот, кто знает Дао, видит, но не увлекается своей страстью. На вид такая пара поглощена похотью. Но это не земная похоть и именно поэтому они могут получить от нее пользу".
Выходит, китайцы изначально толк в поцелуях знали, в какое бы глубокое забвение им бы не приходилось отправить это знание во времена правления грубых иноземных династий – монгольской Юань и маньчжурской Цин.
Пробежимся галопом по тому, как перерождалось отношение к физической любви и женщине по мере развития китайской истории.
Как мы уже заметили в начале, до самого недавнего времени идея важности удовлетворения женщины была на Западе революционной. Почему же в древнем Китае не нужны были "сексуальные революции", чтобы делать женщин физически счастливыми? Все не так уж и сложно: "Небесные врата то отверзаются, то затворяются, может [ли там] не быть самки?" В даосизме Дао выступает как женственный принцип, Великая Мать", – пишет один из ведущих специалистов-китаеведов и Алчное сношение буддологов Евгений Торчинов. Когда впервые формулировались даосские принципы, положение женщины в Китае было почти равным положению мужчины. Например, три из четырех советников упоминавшегося ханьского императора Чжан-ди были женщинами. Возможно, именно поэтому ранние тексты Дао любви подчеркивали важность взаимного удовлетворения, гармонии и равенства в отношении полов. Но уже при той же династии Хань это равновесие было нарушено. Мужчины получали все больше привилегий – политических, социальных и, как следствие, сексуальных, и женское равенство исчезло без следа. Дао любви получает новые названия: "Дао Инь", "Любовная связь Инь и Ян", "Техника Инь и Ян", "Техника внутренних покоев".
Возникновение ремесленного термина "техника" демонстрирует, что Дао любви из оригинального философского понятия превратилось в описание приемов занятий сексом. Термин "Дао Инь", который, на первый взгляд, может ввести читателя в заблуждение, как описывающий Дао с позиции женщины, на самом деле использовался совершенно в ином смысле. Известно несколько книг, написанных в период Хань различными авторами, и все они назывались "Дао Инь", предназначались исключительно для мужчин и говорили о том, как использовать женщин.
Руководства писались с позиции мужчины, которому надо было получить от готовых к услужению женщин удовлетворение и удовольствие. Женщина все больше погрязала в раболепии и сведению ее к "одному квадратному дюйму" полезной площади. Когда заходит речь о "китайской любви", все это справедливо ассоциируется у нас с прочитанными книгами о нравах императорского двора последней правящей династии на территории Китая – маньчжурской Цин. О цинском дворе и удивительной судьбе вдовствующей императрицы Цы Си, прошедшей непростой путь от наложницы до супруги императора написан главный китаеведческий эротический бестселлер Владимира Семанова – книга точная и историчная.
Во времена династий Суй (589-618 гг.) и позже Мин (1363-1644 гг.) взгляды на гармонию и "взаимовыгодные отношения" между мужчинами и женщинами совершенно устарели. Мужчин учили не доверять женщинам и опасаться их. Так, один из даосских учителей любви VI в. писал: "Если мужчина хочет увеличить свою Ян сущность, он не должен позволять женщинам знать о его технике. Если он неосторожно посвятит свою женщину в эту тайну, его техника станет не только бесполезной, но и губительной для него самого. Это было бы подобно тому, если бы вы позволили своему врагу забрать ваше собственное смертельное оружие". А в другом отрывке приводится пример того убытка, который постигнет мужчину, попавшего в объятия дурной женщины: "Не только мужчина может увеличить свое Ян взятием от женщины сущности Инь. Женщина также может взять сущность от мужчины для усиления своей Инь. Если королева-мать Запада (Си Ван-Му, древняя богиня, почитаемая в период Хань) /…/ занималась любовью с мужчиной, он мог сразу же после этого заболеть, тогда как она оставалась молодой и привлекательной. Говорили, что она питается молоком и сыром, и что ей нравилось играть на лютне для сохранения сердца и мыслей в гармонии. Говорили также, что королева-мать не имела мужа, а ей нравилось заниматься любовью с молодыми людьми. Ее жизнь не является добрым примером, она не должна была так поступать".
После падения династии Суй положение женщин в Китае продолжало ухудшаться. Во время династии Тан (618-906) даосизм как философия пережил определенный ренессанс, а с ним и Дао любви. И, тем не менее, сразу после этого периода был введен изуверский обычай бинтовать женские ножки. Посетители Кунсткамеры в Санкт-Петербурге наверняка помнят слепок женской ноги в форме жуткого изогнутого копытца. Широко известна теория, согласно которой этот варварский обычай пошел просто оттого, что одному из императоров было приятно смотреть на свою наложницу с маленькими ногами. Было сочинено стихотворение, в котором она танцевала на лепестках золотого лотоса. Как всегда, мода распространилась сверху, из дворцов знати, вниз, в хижины городской бедноты. Пожалуй, никогда больше в истории женщины не были принуждены приносить столь большие жертвы столь сомнительному представлению о красоте. "Лотосами" назвали и сами бинтованные женские ступни. А "прогулкой между лотосов" – сношение с женщиной. Что и говорить, бинтование ног крайне показательно – многолетние муки, схожие с пыткой испанским сапогом, невозможность передвигаться с разбинтованными ногами (да и с забинтованными была не ходьба, а жалкое ковыляние), постоянная необходимость находиться не только в повязках, но и в гамашах – все это не назовешь любовным партнерским отношением к женщине. Появились новые названия Дао любви, которые отражали новый подход, далеко уводивший от первоначального понимания. Среди них были: "Камерная техника", "Дао общения", "Метод любви", "Борьба во внутренней камере", "Борьба Инь и Ян".
Столь органично присущая даосской философии старая идея гармонии и взаимной пользы была утрачена, любовь стала полем битвы. Некоторые западные ученые, например, ван Гулик, увидели в этом позднейшем любовном Дао даже элемент вампиризма. Однако в соответствии с изначальными даосскими представлениями, единственной причиной того, что занятия любовью могут повредить женщине (любого возраста) – является неопытность любовника и, как следствие, ее постоянная неудовлетворенность. Вот почему в Дао любви женское удовлетворение считается одним из базовых принципов.
И чем больше женщин делает счастливыми благочестивый приверженец даосизма, тем лучше (не путать с развратом, который, как всякую крайность, даосизм отвергает). Некоторые поздние авторы рекомендовали в течение одной ночи заниматься любовью с максимально возможным количеством женщин. Такой подход был, вероятно, унаследован от древних полигамных традиций китайцев. Что ж, если хорошо выполнять предписания даосов в том, что касается любовной техники, то мужчина, познавший Дао любви, вполне способен за одну ночь удовлетворить довольно много женщин. Почему бы ему в таком случае не заняться любовью с целым гаремом?..
Давайте на десерт почитаем диалог императора Чжан-ди и Су Ню о полезности и пригодности разных типов "нефритовых стержней".
"Су Ню: Различия в разнице и форме есть только внешняя видимость. Подлинная красота и удовольствие от общения гнездятся во внутренних чувствах. Если мужчина вступает в общение с любовью и уважением, а затем совершает его с подлинным чувством, то может ли небольшая разница в размере и форме неблагоприятно повлиять на него?
Чжан-ди: А разница в жесткости и мягкости?
Су Ню: Короткий и маленький, но жесткий, предпочтительнее длинного и большого, но мягкого. Однако гораздо лучше быть мягким и слабым, но осторожным и полным сочувствия, чем быть жестким и твердым, но грубым и насильственным. Самое лучшее, однако, находится посередине. Иначе говоря, инструмент не должен доходить во всех отношениях "до крайности".
…Итак, о чем же мы еще не рассказали? О евнухах, привязывающих к себе фаллоимитаторы – как искусственные, так и живые (молоденьких солдат) с целью удовлетворить императрицу Цы Си или поддержать свою собственную семейную жизнь?
О том, как китайцы с помощью дыхательных упражнений и медитаций увеличивали свои драгоценный нефритовые юйхэны?
Вы, уважаемый читатель, наверное, уже поняли: в Китае все жители – китайцы, даже император, и тот – китаец. Так что, вполне согласуясь с китайской традицией уснащать ученую речь цитатами, получите еще одну напоследок:
"Из мириад вещей, созданных Небом, самое драгоценное – человек, – говорится в одном китайском трактате. – Из всех вещей, дарующих человеку благоденствие, ни одна не сравнится с интимной близостью. В ней он следует Небу и копирует Землю, упорядочивает Инь и управляет Ян. Те, кто постигает ее значение, смогут напитать свою природу и продлить свою жизнь; те, кто упустит подлинное ее значение, нанесут себе вред и умрут прежде времени".
Торонто, 29.11.00

В Шанхай
ГолоСловие
Отозваться в Бортжурнале
Выcказаться Аврально